Охота к перемене стен

Охота к перемене мест

Охота к перемене стен

Насколько оправдан переезд Петербургского госуниверситета и чем он может обернуться для людей и памятников.

Вуз номер один северной столицы вновь поднимает вопрос о необходимости строительства единого кампуса на новых территориях. Цена вопроса может потянуть на 100 млрд. При этом СПбГУ продолжает проводить многомиллионные закупки на реконструкцию и ремонт тех объектов, от которых готов отказаться.

Ускользающая красота

В детстве этот вечно запертый на замок запущенный сад страшно манил. Здесь, всего в нескольких шагах от шумных магистралей, всегда было таинственно и тихо.

С угла сад был надежно укрыт высокой каменной оградой, с которой на тебя внимательно поглядывали каменные головы немых стражников с отбитыми носами, но сквозь чугунную решетку со стороны Адмиралтейского канала можно было сунуть нос собственный и представлять, как здорово бродить здесь среди кряжистых вековых деревьев и заглядывать в окна таинственного обветшалого дворца, населяя его в своем воображении призраками былых обитателей.

Многие годы путь туда был заказан не только всякому охочему до городских тайн гуляке, но и наследникам прежних владельцев.

Один из потомков графа Бобринского, приехав в начале нулевых на берега Невы, битый час напрасно топтался у стен фамильного дворца, выпытывая у прохожих, как можно туда попасть.

Больше повезет графине Татьяне Николаевне Бобринской, приглашенной несколько лет назад осмотреть, как идут реставрационные работы. «Слава богу, из него не сделали ресторан или какое-то кафе!» – порадуется графиня.

Счастливы находиться здесь и студенты Санкт-Петербургского госуниверситета (ему дворец был передан распоряжением от 13 декабря 2001 года, работы шли трудно, с перебоями, и завершились лишь в 2011-м).

«Это такое счастье – изучать историю искусства, гуманитарные науки в таком месте, которое само произведение искусства, это очень вдохновляет!» – говорит Алена, одна из сегодняшних студенток.

Дворец Бобринских

Перспектива переезда Университета в единый кампус на выселках, о которой вновь заговорили недавно, студентов совсем не радует.

«Даже не представляю, как буду ездить туда каждый день, это же на дорогу придется больше двух часов тратить в оба конца, – сокрушается Андрей.

– Зачем, кому это все нужно? Нам здесь отлично, тут у нас как свой остров, территория прекрасная с собственным садом, аудитории отлично оборудованы, красота вокруг, можно в два шага оказаться на набережной Невы.

Дополнительный бонус – Новая Голландия напротив нашего факультета, где обычно происходит что-то интересное, много познавательных программ, отличных концертов выставок, там всегда можно классно провести время, вот каток еще на днях открыли!..»

А историк театра Вера Викторовна Сомина (живущая в нашем городе с момента своего рождения в блокадном Ленинграде) комментирует идею перебазирования Университета так:

«Когда исчезают такие компоненты, как красивое здание, набережная, площадь, улица – прекрасная среда, – меняется не только количество, но качество учащихся, исследователей.

Для меня всю жизнь как стрелка-указатель ответ прекрасной дамы Серебряного века Тамары Карсавиной на вопрос, отчего так красивы были выпускники Хореографического училища (в ее время оно называлось Театральным) и так прекрасен их танец: «Мы все годы учебы ходили по красивейшей улице мира».

Обмен с рогатым скотом

О том, что СПбГУ нацелился на глобальный переезд, ректор Николай Кропачев публично заявил как раз на открытии дворца Бобринских по завершении реставрации, 31 августа 2011 года. Тогда речь шла о почти 16 га территории Новоадмиралтейского острова, с которого собрались выводить старейшее стратегическое предприятие – Адмиралтейские верфи.

Попутно заявлялось и о предоставлении для расширения Университета громадных площадей Академии тыла и транспорта на Кадетской линии (с памятником федерального значения ансамблем «Усадьба А. Д. Меншикова / Первый кадетский корпус). Несколькими месяцами ранее президент Путин поручил решить этот вопрос в интересах СПбГУ.

В руководстве Университета напоминали о так и не реализованном до конца проекте создания «советского Оксфорда» в Петергофе. Перебазирование началось в 1969 г. с физиков, но планируемого переезда биолого-почвенного и геологических факультетов на единую площадку так и не произошло.

«Хорошо, что управленческие усилия последних лет остановили этот процесс, – говорили шесть лет назад в ректорате. – Многих абитуриентов и их родителей отпугивает перспектива учебы в Петергофе, и наши потенциальные студенты уходят». «И преподавателей тоже теряем, – добавлял Николай Кропачев.

– Например, когда встал вопрос о переводе геофака в Петергоф, большая часть преподавателей категорически заявили, что подадут на увольнение».

Теперь про все ужасы существования вдали от центра как будто позабыли. В прошлом году речь повели о перспективах переезда в сторону Гатчины (рассматривалась территория в 134 га в районе Дони-Верево, где предлагалось возвести свыше 1 млн кв. м недвижимости под все факультеты).

Затем предложили рассмотреть вариант с предоставлением более 400 га в Курортном районе (вблизи КАД и развязки в районе Горской), готовы были обсуждать и вариант создания кампуса на намывных территориях Васильевского острова.

В сентябре этого года вице-губернатор Игорь Албин, отвечая на обращение ректора СПбГУ, сообщил, что у города нет в собственности подходящих по параметру свободных земель, в связи с чем Смольный рекомендует совместно с администрацией Пушкинского района обсудить возможность обустройства кампуса на территории племенного завода по разведению крупного рогатого скота «Детскосельский».

Сейчас там сельхозугодья и гаражи, неподалеку кладбище.

В октябре парламентарии обсудили перспективы на депутатских слушаниях с участием первого проректора СПбГУ Ильи Дементьева.

Тот напомнил, что специальная правительственная комиссия рассматривает данный вопрос уже 3,5 года, и заверил, что объединение ресурсов вуза в одном месте поможет повысить мировые рейтинги СПбГУ –ученым-де не придется ездить через весь город ради общения друг с другом, а «в кампусе биолог и химик смогут, например, встретиться одном кафе».

Не все депутаты согласились с такой логикой. Депутат Борис Вишневский заметил, что близость – не повод для совместной работы и развития. И привел в пример свое рабочее соседство с депутатом от ЛДПР Виктором Сысоевым: «Сидим рядом, но вместе законопроекты не творим».

А Оксана Дмитриева заявила, что если закладываемую на переезд сумму вложить напрямую в науку, толку для повышения рейтинга вуза будет куда больше. По мнению же главы парламентской комиссии по образованию, культуре и науке Максима Резника, в СПбГУ есть много гораздо более важных проблем, тормозящих его развитие, нежели переезд.

Ректор СПбГУ Николай Кропачев // dp.ru

А фракция «Справедливая Россия» направила обращение в адрес министра культуры и главы Федерального агентства по управлению госимуществом.

В нем прежде всего выражается обеспокоенность судьбой тех зданий (значительная их часть – охраняемые памятники), с которыми готов расстаться СПбГУ, обещая после переезда выставить на продажу и прогнозируя выручить таким образом 60 млрд.

При этом «экономического обоснования для столь оптимистичного прогноза ректорат СПбГУ депутатам не представил», отмечается в письме. Такие занимаемые ныне исторические объекты, как здание Двенадцати коллегий, Новобиржевой Гостиный двор, Кадетский корпус, дворец Бобринских, Смольный монастырь и проч.

, невозможно приспособить для коммерчески привлекательных целей, полагают депутаты (закон запрещает перестраивать и надстраивать построенные до 1917 года здания, так что речь может идти только о внутреннем переустройстве – и то с оглядкой на составляющие предмет охраны интерьеры).

Поэтому процесс их продажи может затянуться на неопределенное время, что создает риск повторения судьбы Биржи – которой после волевого выселения из ее стен Центрального военно-морского музея семь лет не могли найти применения, и все это время памятник медленно разрушался.

Кроме того, справедливороссы обращают внимание на неэффективное использование Университетом имеющихся помещений: здания Кадетского корпуса, переданные в 2011 г., до сих пор не используются, усадьба «Михайловская дача», переданная в 2006 г., открылась для студентов только в 2015-м, однако комплексная реконструкция все еще не завершена (а от изначально предполагавшейся реставрации исторических ряда построек комплекса вуз и вовсе отказался).

Депутаты предлагают провести оценку рыночной стоимости всех планируемых к продаже объектов, находящихся сейчас в управлении СПбГУ, оценить стоимость необходимых на них ремонтно-реставрационных работ, обеспечить заключение госконтракта на экспертную оценку востребованности университетской недвижимости при их аукционной (конкурсной) продаже с учетом обременений и ограничений в сфере охраны объектов культурного наследия, а также совместно с Министерством образования, Советом ректоров вузов России, Российской Академией наук, ЗакСом и правительством Петербурга провести совещание о планах развития СПбГУ и возможного использования высвобождаемых им объектов федерального имущества.

Осваиваемые миллионы

Следует отметить, что и после того как руководство СПбГУ взялось за разработку концепции создания мегакампуса на новом месте, вуз не прекращал осваивать громадные средства на реконструкцию и ремонт имеющихся зданий, а также на создание новых помещений в самых разных местах города.

Так, в октябре-ноябре были объявлены закупки на строительство еще четырех корпусов общежитий при Михайловской даче – почти на миллиарод рублей, ремонт общежития на 8-й линии Васильевского острова – свыше 41 млн, ремонт общежития на Капитанской ул. – 11,7 млн, общежития на Кораблестроителей – без малого 8 млн.

Еще на 33,7 млн – в развитие проекта реконструкции здания с застройкой внутреннего двора для размещения информационно-библиотечного правового публичного центра СПбГУ на 22-й линии. Почти 2 млн – для выполнения обследования и разработки проектно-сметной документации на реставрацию помещений большой химической аудитории на Университетской наб.

, 7-9-11; работы по обустройству тренажерного зала в помещениях на Измайловском пр. – еще на 2,5 млн.

Без малого 72 млн – на капитальный ремонт трансформаторной подстанции для Первого Кадетского корпуса. А выраженная ректоратом готовность в угоду РПЦ расстаться с помещениями в Смольном монастыре не мешает объявлять конкурс на разработку проектной документации для реставрации монастырского актового зала (1,17 млн).

414 объектов недвижимости общей площадью свыше 1 млн кв. м – в оперативном управлении. В том числе в постоянном (бессрочном) пользовании 67земельных участков площадью 471 га (из них 25 га в Петербурге), 347 зданий и сооружений общей площадью свыше 800 кв. м (из них 57 – здания-памятники).

34 млн рублей потрачено Университетом за последние 8 лет на регистрацию объектов недвижимости и оформление прав.

 10 млн испрашивается на инвентаризацию и оформление прав СПбГУ на объекты в Крыму (18 зданий и два земельных участка), 8 млн – на инвентаризацию, изготовление технических планов и кадастровой документации в отношении 11 петербургских объектов «с проведенными незаконными реконструкциями и построенных без разрешительной документации».

16 млрд – потрачено с 2007 г. на ремонт зданий, которые теперь Университет готов освободить.

10 млрд потрачено на создание университетской Высшей школы менеджмента на базе ансамбля «Михайловская дача», весь комплекс необходимых работ оценивается в 17,5 млрд. 1,1 млрд – стоимость строительства общежитий (5 трехэтажных корпусов) на территории Михайловской дачи согласно результатам прошлогоднего конкурса по выбору подрядчика.

10 млрд – стоимость приспособления Первого Кадетского корпуса для нужд СПбГУ; уже потрачено на проект от «Студии-44» Никиты Явейна – 415 млн руб., на приспособление небольшого корпуса бывшей прачечной под нужды приемной комиссии – 136 млн, контракт с подрядчиком по основному циклу работ был заключен в 2015 г. на 4,1 млрд.

Источник: http://novayagazeta.spb.ru/articles/11349/

«Охота к перемене мест»

Охота к перемене стен

Мы поженились с Рене в августе 2012-го. Тогда я не знала, что это было началом моей кочевой жизни. Сначала полуостров Приваль и прекрасный Любек неподалеку. Женихом Рене рассказывал мне, что его основали славянские племена, и он изначально был Любице. «Понимаешь, любовь», — это слово по–русски он уже тогда знал.

А на Привале во времена разделенной Германии проходила граница с ГДР, в пограничных водах Балтийского моря все время вылавливали беженцев из соцлагеря; мемориальный камень, обозначающий бывшую границу на суше стоял в пяти минутах ходьбы от нашего дома. Но мы жили в Бундесрепублик. Школа, в которой работал Рене, была видна из нашего окна. В гитлеровские времена на ее месте находился военный аэродром, с которого самолеты летели бомбить нас.

Я всегда считала, что будь Рене китайцем, я бы выучила китайский и поселилась в Поднебесной: этот человек стоит того. А жены декабристов ехали вслед за мужьями в Сибирь.

Мне же предстояло переехать всего лишь в бывшую ГДР, так как Рене там получил новую работу, но было печально отрываться от друзей и покидать милый Любек и наше море.

Я уже подумывала о покупке самоучителя китайского, чтобы доказать себе, что судьба требует от меня не так уж много, но Рене утешил меня своим способом. Он просто снял для нас в Людвигслусте королевское жилище.

Дом с ласточками

Квартира большие ста квадратных метров, расположенная напротив дворца и дворцовых каскадов, мы их видим из окна, а когда сидим на балконе, можем наслаждаться еще и шумом падающей воды.

А над головой, иногда в метре от нас, постоянно снуют ласточки, щебечут. За один раз можно увидеть штук семь, а от скорости их полета дух захватывает.

Одна пернатая семья свила гнездо у нас на крыше, теперь ждем потомства!

У нас на подоконнике прижились детские ботинки и гном. Толпы подобных уродцев, наводняющие сады немецких бюргеров, раздражают своей аляповатостью. Но этот гном особенный: он читает. Именно потому, что в детстве Рене можно было чаще увидеть с книжкой, чем без нее, его дедушка и подарил ему эту фигурку.

И ботиночки также, дед был «обувным диллером», собиравшим заказы на обувь в окрестных магазинах. Естественно, первый внук, Рене, получал самые лучшие сапожки. Можно усмотреть сентиментальность или женственность в привязанности Рене к таким вещам, но это не так. Он очень мужественный человек, просто любит деда и чтит семейную историю.

Может заплакать, например, рассказывая об умершей в годы войны сестре отца, которой было всего 10 дней. Мой супруг действительно способен любить…

Мы живем в доме, которому 240 лет. На нем мемориальная доска, так как это памятник архитектуры — здание старой почты. И как результат этой чести, мы лишены подвала: его замуровало ШТАЗИ, оттого, что оттуда вел подземный ход в замок… Наша улица выложена булыжником, как Красная площадь.

Поэтому редкие машины производят не только усиленный неровностью дороги шум, но и сотрясают дом.

А стены у нас без малого 40 сантиметров толщиной! Может быть, фундамент дома связан с фундаментом дороги, потому что колебания сильны, и хрустальные части моей чешской люстры издают мелодичный звон, приветствуя каждую проезжающую машину…

В Людвигслусте практически нет общественного транспорта. Почти две трети города занимает дворцовый парк, а то, что остается населению, настолько мало, что за 15 минут быстрой ходьбы можно оказаться во всех нужных местах. В Любеке я тратила полтора часа, для того, чтобы добраться до моего массажиста, а здесь я вижу дом, где он практикует, из окна.

Когда правильность сильнее чистоплотности

В середине апреля перед нашим домом очутился скелет новогодней елки, его положили прямо у моста, ведущего на дворцовую площадь.

Старушка–соседка рассказала о том, что дерево путешествует по улице уже с февраля месяца: ночью возмущенные временные обладатели надевают на лицо маски и перетаскивают мусор к соседу.

Видимо, кто–то слишком долго любовался елочкой и когда все-таки решил с нею расстаться, было уже поздно, так как елки собирают в строго отведенное для этого время, и позднее мусорщики вправе игнорировать замешкавшуюся.

Вообще мусорщики в Германии очень придирчивы: я частенько видела неделями валяющиеся на улице желтые пакеты, в которые надлежит упаковывать только пластиковый мусор, с приклеенными к ним листочками «Falsch gefuehlt» (неверно заполнен), так как среди баночек из-под йогурта затесалась парочка морковок…

Получается, что такая национальная черта, как законопослушность, правильность, оказывается сильнее хваленой немецкой чистоплотности.

Рене не стал проводить пиратскую акцию подбрасывания елки соседу, но сфотографировал ее на фоне двоца и задумал послать властям, указав, что такие вещи позволяются ради того, чтобы туристы увидели, какие поросята живут в Людвигслусте.

Рене был занят и отложил свое благое намерение на потом. национальный характер

Наконец–то мы выбрались во дворец. Очаровательная дежурная рассказала нам массу интересного, мы сделались почти друзьями, и Рене не преминул посплетничать, рассказав о елке. На следующее утро она исчезла!

Слабость к ретро

Людвигслуст – городок, специально созданный для моего мужа. Он имеет слабость к раритетным авто, сам владеет старинным «Пежо». В Людвигслусте на дворцовой площади, прямо напротив наших окон, собираются клубы владельцев старинных красавцев. Это либо машины, либо мотоциклы, либо фургоны. Раз в месяц как минимум, а то и чаще.

Организация этих мероприятий истинно немецкая: участники собираются неподалеку от Людвигслуста, а затем с помпой въезжают в городок, даря обывателям незабываемое зрелище. Затем стоят пару часов на дворцовой площади и опять в армейском порядке покидают город.

Мы разговорились с хозяином так называемого «Мерседеса Аденауэра».

Для приветливого старого джентльмена обладание роскошным авто, точь–в–точь таким, на котором ездил знаменитый канцлер, не было поводом стать высокомерным.

Но я оказалась в опасности: двое мужчин (мой муж и его старомодный собеседник) сели на своих коньков, тут уж не до того, чтобы заметить скучающую, ничего не понимающую, не имеющую даже водительских прав….

Людвигслуст – городок старомодных спортсменов. Здесь проводится местный Тур де Франс, «Вело классико». Участники одеты, как велосипедисты 1920 – 1930-х годов, старинные велосипеды приветствуются. Никаких соревнований нет, все едут вместе по определенному маршруту, где их ожидает остановка и подготовленный организаторами пикник.

«Вело классико» выпустил открытку, которую я решила послать друзьям. В очереди на почте мужчина, стоящий впереди, увидев мою открытку, развернулся лицом и показал мне свой свитер с эмблемой «Вело классико». Он оказался одним из организаторов марафона. В кармане у него нашлись подарки для нас с Рене, два брелока с той же эмблемой.

После Рене сказал: «Эти брелоки мы никому не подарим, как ты хочешь. Они – наши эмблемы удачи. Если бы ты подошла на полминуты раньше или позже, наш собеседник не заметил бы твою открытку.

Более того, он не живет в Людвигслусте, он оказался здесь сегодня случайно». Я поверила мужу и теперь свято верю в нашу удачу. Жаль только, что пока не научилась кататься на велосипеде так, чтобы принять участие в марафоне, а муж один не хочет.

Старомодные костюмы для обоих уже готовы, ждут только моих спортивных успехов….

Все в восторге от города и нашего жилища, но…

Наконец-то первые гости! Подруга Гунта, ее дочки–близнецы Марта и Анна и наш любимец – пес Феликс. Как старожилы Людвигслуста мы принялись показывать местные достопримечательности. В парке Феликсу решили дать возможность напиться из канала. Тот не глубокий, Феликс сразу же вошел в воду и улегся там.

Гунта рассказала, что когда Феликс был щенком, мог просто устать и улечься, отказываясь сдвинуться с места, и мужу Гунты приходилось нести того на руках. Но сейчас он вырос и весил в три раза больше, и был к тому же мокрым.

К счастью, Феликс был не против дальнейшего путешествия, но спасаться бегством от его опрятных отряхиваний нам все же пришлось.

Объяснила гостям, что означают загадочные слова Paulownen Mausoleum. Я сама задавалась вопросом, кто же такой этот Пауловнен.

Он оказался внучкой Екатерины Великой, Еленой Павловной, пятнадцати лет от роду вышедшей замуж за наследного принца Фридриха Людвига Мекленбург-Шверинского.

«Малютка эта — чрезвычайной красоты, вот почему я назвала ее Еленой, то есть в честь троянской красавицы Елены Прекрасной» — это слова знаменитой бабки Великой княжны Елены.

Молодым предстояло жить в Людвигслусте, где простую в обращении и добрую к бедным принцессу искренне полюбили. Родив двоих детей, Елена Павловна скончалась от чахотки в возрасте восемнадцати лет. Великий Герцог Фридрих Франц пожелал построить мавзолей в честь юной невестки, Helenen Paulownen, или, согласно парковым укороченным указателям, Paulownen Mausoleum.

Посетили гроты, где девочки–близнецы вскарабкивались на такую высоту по сложенным из вулканической породы искусственным руинам, что у меня захватывало дух от неверия в то, что это возможно, а Гунта пояснила мне: «Но ведь они же необычные дети, они же как кошки».

Городская церковь – нечто необычное. Восточная стена здания не является апсидой в полном смысле этого слова, так как она не примыкает к храму и не меньше размерами, она — неотъемлемая часть церкви, но, как апсида, полукруглая, перекрытая сомкнутым полусводом.

Все огромное пространство стены занято фреской. Нас поразил эффект объема, мы подивились мастерству художника. А оказалось, что тут была еще и архитектурная смекалка: картина была двухуровневая, перед собственно стеной стояла стена потоньше, где были нарисованы небеса, ангелы, орган.

Край передней стены был неровный, он следовал очертаниям ангельских фигур, и небо, которое художник изобразил на задней, настоящей, не бутафорской стене, естественным образом вписывалось в картину, создавая ощущение объема.

«А за тем местом, где нарисован орган, скрыт настоящий инструмент», — сказал нам служитель церкви.

Надо же, а мы только удивлялись, что в церкви нет органа!

Почти каждые выходные у нас гости, все в восторге от города и нашего жилища. Я завязала музыкантские контакты, уже есть партнеры для музицирования, уже назначен концерт, а мой супруг хочет сбежать отсюда, не прожив и полугода.

Причина в том, что на работе ему устроили веселую жизнь: он должен преподавать в трех городках пять различных предметов, в трех из которых он отлично разбирается, но не является профессионалом, не научен обучать этому и должен сам разрабатывать программу.

Поэтому, как сказал мой братец, мы стали лыжниками, то есть лыжи навострили: ожидается скорый переезд.

Милые, прекрасные российские девушки и женщины! Не выходите замуж за немцев: они сделают из вас цыганок!

______________________________

При перепечатке и копировании статей активная ссылка на журнал «В загранке» обязательна.

Адрес статьи: http://vzagranke.ru/mentalitet/za-morem/oxota-k-peremene-mest.html

Подписывайтесь на журнал прямо сейчас:

(посмотреть видео Процедура подписки)

назад к выпуску >>

к рубрике >>

Источник: http://vzagranke.ru/mentalitet/za-morem/oxota-k-peremene-mest.html

Лето: охота к перемене мест

Охота к перемене стен

Путешествия – тема, которую не принято всерьез и детально рассматривать в контексте психологической науки. Все же в курсе: новые впечатления не только отвлекают от рутины, но и с общеобразовательной точки зрения полезны. Особенно детям. Особенно в Египте. Там же пирамиды. При чем тут вообще психология? Но давайте попробуем копнуть глубже.

«Таити, Таити… А нас и здесь неплохо кормят»

Весной 2018 года «Левада-центр» провел опрос более двух тысяч жителей России о наличии заграничного паспорта, виз, общего стремления выезжать на отдых или вовсе переезжать за границу.

Ожидаемо выяснилось, что лишь четверть опрошенных – счастливые обладатели заграничного паспорта, открытых виз в них и того меньше. Катаются россияне по-прежнему в Турцию и Таиланд, реже в Грецию, Италию, Испанию.

А уехать насовсем помышляют едва ли 15 % по стране (17 % по столице).

Примечательно, что люди с высшим образованием путешествуют в четыре раза чаще, чем те, кто его не имеет.

Желающих уехать за границу в три раза больше среди молодежи, чем среди представителей других возрастных категорий. Состоятельные участники опроса также в два раза чаще сообщали о своем желании уехать из страны, чем менее обеспеченные респонденты.

Означает ли это, что «охота к перемене мест» более свойственна людям ищущим, образованным и предприимчивым?

«Стремление россиян покинуть родину или, напротив, нежелание даже просто увидеть, как живут в других странах, сложно обсуждать, не выпадая из психологического контекста, но я попробую, – сразу оговаривает свою позицию Мария Алипова, психолог Центра психологического консультирования ВШЭ. – Почему вообще человеку неинтересно наблюдать за окружающей действительностью? Да потому, что путешествовать мы просто не привыкли.

Картина мира каждого человека держится на том, что его окружает, хотя для некоторых ограничивается обеспечением первичных потребностей и банальным выживанием. И когда появляется возможность шагнуть за пределы “своей” реальности, это пугает.

Встреча с другой реальностью – довольно сложное явление. Если возникает риск пошатнуть свои представления о том, как все устроено “на самом деле” – новое инстинктивно отвергается.

Почему так происходит? Человек стремится отодвинуть неизбежный момент, когда надо будет пройти через эмоциональную яму и объективно признать свою неправоту. Это вообще-то тяжелый кризис, и мало кто к нему оказывается готов».

Неудивительно, что накопленные на отпуск средства наши соотечественники предпочитают тратить на отдых у моря, где можно не выходить за пределы отеля, не отвыкать от привычного и тем самым полностью обезопасить себя от культурного шока и стресса.

Лишь смелым и открытым для нового туристам доступны Арктика или Перу.

В поисках себя

В 1919 году немецкий философ Герман фон Кейзерлинг в своих «Дневниках путешествий философа» написал очень верные слова: «Кратчайший путь к себе ведет по всему миру». Спустя почти сто лет исследователи из Университета Райса (США) представили неопровержимые эмпирические доказательства в поддержку этой идеи.

Ведущий ученый проекта Хайо Адам утверждает, что длительное проживание за рубежом ведет к прояснению Я-концепции человека. И чем дольше человек живет за границей, тем яснее видит собственную личность.

В первой части исследования психологи опросили онлайн 296 человек с разным опытом путешествий (кто-то еще никуда не ездил, кто-то в других странах был в качестве туриста, а кто-то успел пожить и поработать за рубежом). Более осознанными оказались те, кто жил ощутимое время за границей. А те, кто хотя бы немного путешествовали, оказались «ближе» знакомы с собой, чем домоседы.

В следующей части исследования студенты из разных стран показали, что чем дольше тянется пребывание вне родины, тем сильнее понимание собственной личности и четче представление о карьере и дальнейшей жизни.

У тех, кто живет за границей, Я-концепция более четкая и ясная, чем у тех, кто только решил переезжать.

Авторы работы закономерно считают, что корреляция между осознанностью и путешествиями – прямая и весомая.

Проведенное исследование доказывает психологическую пользу жизни в других условиях и другой культуре.

Сангвиники и холерики легки на подъем

Понятно, что туристическая вылазка и проживание в чужой стране – совершенно разные истории. И у каждого человека, принявшего решение куда-то переезжать, есть свои резоны для столь кардинальной смены образа жизни. Главное, что нужно хорошо понимать: в связи с переездом в другую страну человеку во-первых, приходится учитывать другой менталитет, а во-вторых, смотреть на себя со стороны.

Легче адаптироваться бывалому туристу, имеющему опыт поведения в иной культурной среде. Это позволяет обрести высокую степень самодистанцирования. Если вы живете все время в привычном окружении, то и ведете себя в соответствии с ним.

А когда приезжаете в какую-то другую страну, то вынуждены (буквально – вынуждены!) следить за реакциями окружающих (что сделал, как сказал), анализировать, принимать или не принимать, меняться.

И как следствие, лучше научиться понимать в первую очередь самого себя.

Длительное путешествие или смена места жительства, если воспринимать его как непростое столкновение с собой и незнакомой окружающей действительностью, может стать серьезным стрессором.

Как человек справится с «переменой мест», во многом определяется типом его характера.

«В целом все зависит от общего уровня адаптивности человека и особенностей его темперамента, то есть от работы нашей нервной системы. Это психофизиологическая характеристика, – считает Елена Тухарели. – Быстро привыкают к новым условиям сангвиники и холерики, их неравная система более адаптивна.

Поэтому им нужно меньше времени на сборы и подготовку, они вполне могут успеть отдохнуть и за короткий срок, быстро влиться в новые условия. Флегматики и меланхолики дольше адаптируются, поэтому им нужно больше времени для перестройки своего образа жизни.

Переезд, тем более скорый, будет для них стрессовым фактором.

Во всем свои плюсы

Нагнетать обстановку, впрочем, не стоит. Зарубежные поездки даже для самых больших любителей уединенной жизни в глубинке несут свои положительные импульсы. Отдохнуть за рубежом и похвастаться друзьям, что вы, наконец-то, добрались до вожделенного Парижа, – отличный шанс получить много позитивных эмоций.

Для городского (читайте: офисного) жителя – это необходимый глоток свежего воздуха в условиях постоянной гонки и нескончаемой депрессии.

По мнению психолога Марии Алиповой, в мегаполисе человек часто испытывает достаточно высокий уровень стресса, а наилучший способ борьбы с ним – это смена деятельности.

Короткое путешествие – хороший способ понизить уровень тревожности и напряженности, зарядиться новыми впечатлениями, эмоциями.

Правда, если у вас уже появились признаки психологического выгорания, то две недели отпуска – не панацея, как это часто воспринимают. От себя в отпуск съездить нельзя. Если путешествие или переезд – это попытка убежать от реально назревшей проблемы, то, скорее всего, ничего не получится. Вы просто отложите решение назревших вопросов, и не более того.

В целом краткие и длительные поездки весьма полезны для психологической перезагрузки. Новые эмоции и впечатления освежают наш взгляд на мир и расширяют горизонты.

ПлюсыМинусы
Краткое путешествие
  • когда обстановка меняется ненадолго, мы не отвлекаемся на «потом», а пребываем в моменте «здесь и сейчас», наслаждаемся каждым днем, а не «сидим в смартфоне»
  • есть возможность насладиться впечатлениями и получить новые эмоции (но только не впадая в крайности и не превращая их в карусель однообразных моментов и фотографий)
  • пока адаптируешься к новым условиям, смене климата, часовых поясов, пищи, может не остаться времени на сам отдых
  • желание увидеть все и сразу приводит к тому, что вместо отдыха мы получаем гонку за впечатлениями
  • не всегда можно успеть насладиться моментом – только начинаете входить во вкус, а уже пора собирать чемоданы
Длительное проживание
  • можно полностью погрузиться в культуру страны
  • есть время на адаптацию организма к новым условиям
  • нет спешки и суеты, есть возможность поехать туда, куда хочется, а не только по туристическим маршрутам
  • все хорошо в меру, может просто стать скучно от однотипного проживания
  • могут возникнуть сложности с языком и национальными традициями. При длительном проживании не избежать погружения в другую культуру, и не всегда мы принимаем то, что для местных жителей является нормой

Таблицу составила Елена Тухарели

Подробнее об исследованиях:

Источник: https://www.psyh.ru/leto-ohota-k-peremene-mest/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть